Павел Михайлович ТкаченкоПАВЕЛ МИХАИЛОВИЧ ТКАЧЕНКО

 

На рассвете 6 февраля 1943 го­да 4-й гвардейский казачий кав-корпус освободил крупный насе­ленный пункт Койсуг.

Время шло к ночи, когда мы на второй день выступили из Койсуга для перехода по льду реки Дон и его правого рукава Мертвый До­нец в полосе хуторов Усть-Койсуг, Колузаево, Кумженский.

Далее, с разобранными пулеметами на плечах, идем по насту открытой луговой поймы дельты. Снег под ногами скрипит от мо­роза, но холода мы не ощущаем - шаг ускоренный, в движении со­грелись. Вот и Мертвый Донец. Карабкаемся на его крутой правый берег. Вверху железнодорожная линия Ростов - Таганрог, именно ее у разъезда Семерниково надо перехватить и удержать. Рассвет лениво сбрасывает с лица земли морозное покрывало ночи. Тихо. Ни лая собак, ни пения петухов. Только изредка там-сям прозвучит одиночный выстрел или краткий клекот автомата. Это сабельники КМГ вышибают из теплых постелей разоспавшихся непрошеных постояльцев.

Готовим пулемет к действию. Но не успели тело «максима» при­крепить к станку, как подъехал крытый грузовик ЗИС-5, в кабине двое. Мы остолбенели: откуда здесь наши машины? Командир взвода вскочил на подножку, спросил шофера: «Куда едете, что везете?» В это время из кабины выскочил «пассажир» в немецкой форме и что есть духу побежал в обратном направлении. Наши громкие крики «стой, стой!» не оказали должного воздействия.

Бойцы из личного оружия начали по нему стрелять. Навскид ка­рабина послал и я пулю вдогон быстро удаляющейся мишени. Она также не нашла своей цели. Удрал беглец...

Перепуганный шофер (он русский) сказал: «Везу людей помо­гать саперам». Их было 18 человек, все русские, одеты в униформу военного покроя. Пленных увели.

Хмурое зимнее утро. Оборудуем огневую позицию. Через 15 -20 минут в секторе обстрела на расстоянии 70 - 80 метров раз­ворачивается второй ЗИС-5, но ненакрытый. Наводчик Василий Бурлаченко короткой меткой очередью «максима» пресек машине эту попытку. Из кузова трехтонки выпрыгивают и удирают безо­ружные люди в полувоенной форме. Немногим удалось убежать. Мертвым оказался и водитель. Его сосед и оставшиеся в кузове люди подняли руки. Увели под конвоем и этих 13 человек. Кто они? Не выяснили. Знали однозначно: это предатели. Местные жители пояснили, что это красновские «казаки». Во всех дворах они по­стреляли собак, воровали кур.

По взятии Семерниково передовой отряд продолжил наступ­ление в северном направлении, овладел поселком Нефтекачка, станцией Западная, перерезав тем самым и обводную железнодо­рожную ветку Ростов-Таганрог.

Противник не ожидал появления наших войск на этом рубе­же, и оборону занимали саперные подразделения, группы отря­дов незаконных формирований русского генерала Краснова, из­менившего своему народу и перешедшего на службу вермахту в 1919 году.

Выйдя из шока после внезапного овладения казаками генерала Н.Я. Кириченко обоих железнодорожных путей на запад и почув­ствовав угрозу окружения ростовской группировкой своих войск, противник начал прощупывать мускулатуру казачьей гвардии.

На второй день передовой отряд был контратакован 16 тан­ками при поддержке авиации. Завязался неравный бой. Кавале­ристы, не имея в достаточном количестве противотанковых сна­рядов и средств противовоздушной обороны, отошли на 3 - 4 км к глубокой балке. На станции Западная разрушили узлы управ­ления движением железнодорожного транспорта, подорвали рельсы.

Северо-восточную окраину Семерниково атаковали 12 немец­ких танков с десантом на броне. Казаки не дрогнули. Артиллери­сты 30-й и 10-й гвардейской кавалерийской дивизии отбили тан­ки, не допустив их к переднему краю. Меткостью артиллерийской стрельбы отличился девятнадцатилетний кубанский казак Андрей Бабешко. Он поджег два немецких танка, один из них - Т-3, новой конструкции вермахта. Выстрел орудийного расчета Сергея Зу-бенко заставил выдвинувшийся вперед танк завертеться и оста­новиться. Из второй панцермашины от его же выстрелов повалил клубами черный дым. Командир орудия Алексей Сысоев подбил два легких танка. Остальные танки вначале медленно попятились, затем развернулись и быстро ушли.

Два батальона пехоты противника с 11 танками при поддерж­ке 30 самолетов вновь перешли в атаку на стыке 9-й и 30-й кава­лерийских дивизий. После трех часов напряженного боя четыре вражеских танка и часть автоматчиков ворвались в систему обо­роны 138-го кавалерийского полка. Контрударом резерва и кор­пуса прорвавшиеся танки и пехота были уничтожены. Противник отошел, оставив на поле боя три подбитых, один сожженный и два исправных танка вместе с экипажем. Другие панцермашины отсту­пили. Вслед за ними побежали пехотинцы. Правда, «счастливые» соискатели чужого богатства застолбили, с помощью меткого огня казаков КМГ, своим телом место у нынешнего пивзавода, промзоны, издательства «Молот». Что ни говори, а заманчиво «обживать» российские просторы.

В этом бою особенно упорно, стойко дрались с наседавшим врагом бойцы и командиры 138-го кавалерийского полка. Так, ко­мандир 1-го эскадрона капитан И.Н. Самохин гранатой уничтожил танк противника и геройски погиб. Изрядную отвагу проявили ар­тиллеристы батареи старшего лейтенанта Д.М. Пескова. В боях за Ростов-на-Дону на счету батареи значится уничтоженных танков -16, бронепоезд - 1, бронемашин - 3, артиллерийских и миномет­ных батарей - 3.

Четверо суток, с 8 по 12 февраля, подразделения, части, сое­динения КМГ находились под непрерывным огнем бронепоезда, выдвигавшегося со станции Хапры, танков, артиллерии, миноме­тов, бомбардировочной и штурмовой авиации противника. Еже­дневно мы несли большие потери в людях, технике, лошадях. Гит­леровцы пытались столкнуть нас с высокого плоского побережья на открытую луговую пойму междуречья Дона - Мертвого Донца, расстрелять казаков и восстановить утраченные позиции.

Долго объяснять теперь, почему фашисты не смогли выпол­нить своего намерения, просто примите это как факт. Скажу лишь, что героизм казаков Дона и Кубани был массовым. Указом Пре­зидиума Верховного Совета СССР от 31 марта 1943 года донские и кубанские казачьи кавалерийские дивизии за отвагу и героизм, проявленные в боях за Ростов-на-Дону, награждены орденами Красного Знамени. Этим же Указом командиру батареи 152-го гв. ИПТП 4-го квалерийского корпуса старшему лейтенанту Дмитрию Михайловичу Пескову было присвоено звание Герой Советского Союза. Орденами и медалями награждены многие отличившиеся в боях рядовые казаки и командиры. К сожалению, некоторые по­смертно.

Бывший пулеметчик 4-го гвардейского кавалерийского кор­пуса Павел Михайлович Ткаченко сейчас председатель Совета ветеранов 4-го Кубанского казачьего корпуса.

 



Изменено 20.05.2019