Петр Семенович РедкозубовПЕТР СЕМЕНОВИЧ РЕДКОЗУБОВ

 

Я был пулеметчиком станковых пулеметов. На фронте у меня был станковый пулемет «максим». По­сле освобождения г. Батайска наш 902-й полк 248-й дивизии подошел с боями к Ростову-на-Дону. На пути была серьезная преграда - река Дон. Немец установил на его правом берегу пулеметы, которые не давали нашей пехоте перебраться через Дон. Пехотинцы залегли, пока мы с моим помощником дотащили свой пулемет. Установили пулемет в разрушенном строении. Наши пехотинцы поднялись, чтобы перебежать через Дон, фашисты сразу открыли по ним огонь из пулеметов; они были замаскированы в блиндажах. Я засек один пулемет справа, дал по нему длинную очередь из своего пулемета, и он замолк. Потом я развернул свой «максим» на немецкий пуле­мет с левой стороны, так же точно засек амбразуру, откуда он вел огонь, тоже дал по нему длинную очередь, и он больше не стрелял. Наша пехота быстро перебралась через Дон.

Потом бои пошли по городу, фашисты сильно сопротивлялись, но под натиском нашей пехоты, артиллерии и станковых пулеме­тов им пришлось отступить.

На всю жизнь в памяти остался день 12 февраля 1943 г., ког­да меня ранило в Ростове. Мне приказали установить пулемет на одном перекрестке улиц, чтобы не дать возможности фашистам прорваться в наш тыл. Долго ждать не пришлось, вскоре вдали по улице появилась группа немецких автоматчиков, я открыл огонь из пулемета, немцы тоже открыли огонь по мне и быстро убежали.

Я заметил, что у них были потери. И так они пытались несколько раз прорваться, но мой «максим» им спуску не давал.

Потом все затихло. И через некоторое время вижу - появился танк и за ним автоматчики. Я открыл по ним огонь, мечтал, что по­паду в смотровую щель, но танк находился далековато и двигался медленно.

Слева от меня на другом перекрестке стоял расчет пушки-сорокопятки. Я бегом послал своего помощника к ним, чтобы они помогли нам остановить танк. Расчет быстро собрался и подкатил к нашему перекрестку. В этот момент танк открыл огонь по-моему пулемету. Первый снаряд разорвался за пулеметом, второй перед пулеметом. Я вижу, что это «вилка», и отскочил назад. Тут третий снаряд попал в пулемет, и меня ранило осколками. Артиллеристы с первого выстрела подбили танк, а автоматчики скрылись.

За освобождение Ростова я был награжден медалью «За от­вагу».

 



Изменено 20.05.2019