Петр Стефанович НикитинПЕТР СТЕФАНОВИЧ НИКИТИН

 

Родился 14 октября 1923 г. в ху­торе Насонове Белокалитвенского района.

В 1941 г. военкоматом был на­правлен на учебу в Ростовское артиллерийское училище. Будучи курсантом, участвовал в первом освобождении г. Ростова-на-Дону.

После окончания училища в звании лейтенанта получил назна­чение на Сталинградский фронт, впоследствии воевал на других фронтах.

Демобилизовался зимой 1945 года. В этом же году поступил учиться в Новочеркасский агромелиоративный институт, который окончил в 1950 году. По окончании института работал в агролес-проекте в Орловском районе Ростовской области.

С 1956 по 1985 год работал в институте «Южгипроводхоз». На­гражден орденом Отечественной войны I степени, медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда», «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.ИЛенина» и многими другими меда­лями.

Петр Стефанович вспоминает о первом годе войны: «В начале войны я жил в городе Белая Калитва Ростовской об­ласти и учился там в средней школе, мне тогда было 18 лет.

В июле 1941г. районный военкомат обязал выделить из сред­ней школы несколько старшеклассников для несения ночного дежурства у телефона прямой связи с Ростовом с последующим докладом военкому.

В конце июля военком сообщил нам, что получена разна­рядка на учебу в военное училище РАУ-1. 1 августа наша груп­па прибыла на место назначения. После карантина и мандатной комиссии начались учебные будни (изучение строевого устава, конно-верховая подготовка, так как артиллерия училища была на конной тяге).

Война приближалась все ближе к Ростову. Над городом еди­нично появлялись разведывательные вражеские самолеты, завя­зывались воздушные бои. Вступала в действие наша зенитная ар­тиллерия. Воинские подразделения города, Ростовское пехотное училище уходили на передовую линию фронта. Фашисты бомбили железнодорожный вокзал Батайска.

В середине сентября, будучи дневальным на конюшне, ночью я услышал шум и говор и выскочил на улицу. Я увидел, что через за­падные ворота училища, в полной экипировке выходят курсанты и строятся в походный боевой порядок. Из конюшни были разо­браны лошади, а из артпарка - орудия.

Я подошел к командиру и узнал от него, что училище направля­ется на фронт. На мой вопрос, что делать курсантам, находящимся в наряде, он ответил, что все наряды без исключения: внутренний по училищу, посты ВНОС, на пулеметных точках, городской наряд и т.д. остаются на местах.

Утром этого же дня был создан кавалерийский эскадрон (25-28 человек, в том числе и я). Эскадрон был придан СКВО Юго-западного фронта с задачей:

  1. Охрана штаба.
  2. Связь с войсковыми соединениями и частями, находящими­ся в различных населенных пунктах области.
  3. Почетный караул у кабинета начальника штаба генерал-майора А.Гречко.

С этого периода началась основная служба эскадрона. Неред­ко приходилось скакать по открытой местности с донесениями в места дислокации наших воинских подразделений (Новочеркасск, Красный Крым, Бессергеневская, Морской Чулек, Большие и Ма­лые Салы и проч.)

Авиация противника свирепствовала. Скачешь и прислушива­ешься - не появится ли гул вражеского самолета, на всякий случай ищешь какое-либо укрытие: овраг, балку, старицу, кошару. Я триж­ды попадал под обстрел немецкого истребителя. Летчик видит, что по степи скачет боец в шинели с карабином за спиной. Он момен­тально снижается и дает пулеметную очередь.

В этот период город усиленно готовился к обороне. Участились наши выезды с донесениями в войсковые подразделения, иногда по 2-3 раза в день.

В западной части города рыли противотанковые рвы. На опасных направлениях устанавливались металлические ежи и железобетонные противотанковые пирамиды. Некоторые участ­ки на подступах к Ростову минировались. Уничтожались продо­вольственные запасы на складах и в магазинах. Формировалось народное ополчение. Штаб СКВО зачастую менял свое местопо­ложение.

21 ноября по возвращении с очередного задания из села Красный Крым я получил новое: немедленно с оружием, но без лошади прибыть во двор здания по улице Энгельса №102. По при­бытии я увидел заходящую во двор машину-полуторку, в кузове которой находилось два красноармейца, охранявших пленного немца. Он был одет в наш полушубок, треух и валенки. Немца по­местили в небольшое помещение, закрыли на замок и меня по­ставили часовым.

Машина экстренно загружалась документами. По окончании загрузки немца вывели, усадили в кузов под охранной двух крас­ноармейцев. Машина ушла, и мне сказали, что я свободен.

В городе тревога нарастала все больше и больше. В районе во­енного аэродрома взрывали цистерны с горючим, со стороны Гниловской была слышна автоматно-пулеметная стрельба. Я побежал к месту нашего базирования. Навстречу скакал наш эскадрон. Мне бросили поводья, и я присоединился к нему. Эскадрон скакал на переправу через Дон.

Понтонный мост был предельно перегружен. Мы зашли со стороны Нижнегниловской в поисках переправы, враг вел огонь трассирующими снарядами.

Переправившись на левый берег Дона, через Батайск мы не­спустились в дельту Дона, где по указанию штаба фронта осущест­вляли связь с военными частями.

28 ноября из города был полностью изгнан противник. Утром 29 ноября наш эскадрон связи переправился на правый берег Дона. Здесь, на правом берегу, я получил задание доставить па­кет в штаб, расположенный напротив РИИЖТа. Я поднялся по про­спекту Буденновскому и на перекрестке с улицей Энгельса увидел брошенное немцами зенитное орудие. А на другой стороне ули­цы Энгельса стояла фура, груженная награбленными детскими игрушками и новыми хромовыми сапогами. Возле кабины лежали кошельки с советскими деньгами. Город был абсолютно безлюден. Я рысью поскакал к месту назначения, доставляя пакет в штаб.

Вскоре штаб СКВО перебазировался в город Армавир, а наш эскадрон был передан фронтовому штабу, с которым мы отбыли в станицу Абрамовку на реке Самбек. Правый берег реки находился у немцев. Мы доставляли по распоряжению штаба донесения на передовые позиции командные пункты.

Шел декабрь 1941 года. В середине месяца гитлеровцы вы­следили местоположение нашего эскадрона и разбомбили его. Из села Абрамовка вместе со штабом мы перебазировались в село Катрановка. По указанию штаба из лошадей, взятых в соседних колхозах и из бежавших с передовой лошадей был частично вос­становлен эскадрон. Мы продолжали доставлять распоряжения штаба на передовую.

В начале января 1942 года приказом высшего командования курсанты эскадрона были сняты с фронта и направлены на про­должение учебы в станицу Воронцово-Александровскую Ставро­польского края, куда было ранее эвакуировано РАО №1. После окончания училища в мае 1942 года, я в звании лейтенанта был направлен в штаб СКВО в Армавире, где получил назначение на Сталинградский фронт».



Изменено 20.05.2019