Евгений Кузьмич ГальченкоЕВГЕНИИ КУЗЬМИЧ ГАЛЬЧЕНКО

 

В октябре 1941 года на терри­тории Александровского района Ростовской области в полях, лесхо­зе, на реке Ея и просто в укрытиях глухих полей были построены под­земные ходы и сооружения для бо­евых операций на будущее. Таких сооружений было сделано более сорока. Когда работа была завершена, организовали партизан­ский отряд.

Памятен для нас день 29 июля 1942 года. Сотня народных мстителей-партизан решали вопрос о передаче всей власти Со­ветов партизанскому отряду. Принимается ряд срочных мер, и в специальном выпуске газеты «Искра Ильича» печатается призыв к населению бороться всеми средствами с заклятым врагом. Маль­чишки и девчонки, как и взрослые, кипели гневом и ненавистью к фашистам. Каждому из нас было по 12-13 лет. После тайной ре­бячьей беседы решили отдать партизанам подобранное оружие и проситься в отряд.

Мой отец, бывший партизан Гражданской войны Кузьма Улья-нович Гальченко, сказал мне, что со мной хочет поговорить один человек, и объяснил, куда надо явиться. Дождавшись темноты, я ушел в лес, где и произошла встреча сначала с начальником раз­ведки отряда А.И. Малым, а затем с командиром партизанского от­ряда И.А. Фоменко. После встречи я стал Шуркой, а командир - дя­дей Ваней. Дядя Ваня предупредил: кто тебя назовет Шуркой - это от меня. И с этой минуты я стал связным партизанского отряда.

Часто выполнять задания шел вместо отца, так как за ним уже следили. Фашисты постоянно делали облавы. Об одной из таких облав я успел предупредить партизан, хотя сделать это было очень сложно и трудно. А каратели через час были на стоянке пар­тизан. Но ни один человек из отряда не пострадал. Я ликовал, что вовремя сумел предупредить партизан и они остались все живы. Но радость была омрачена - фашисты в тот же день арестовали моего отца, других активистов и расстреляли. Уходя выполнять его задание, я не знал, что больше его не увижу.

Получаю новое задание - ближе познакомиться с конюхом при комендатуре у немцев - Н. Подушко. Впоследствии всю информа­цию, получаемую от конюха Подушко, я передавал в отряд парти­зан: время сбора полицаев из округи у коменданта Бургардера, что давало возможность партизанам действовать в других местах; проверял все тракторы в поле на наличие воды в радиаторах, так как колодцы строго охранялись; вел разведку и докладывал, на ка­кие поля можно ходить за сельхозпродуктами, и т.д.

Любое задание было рискованным для жизни, но я не боялся, готов был идти на любое задание, лишь бы помочь партизанам в освобождении родных мест от фашистов. В районе был объявлен гестаповский режим, полицаи пытались узнать хоть что-нибудь о партизанах. Примеры мужества, уничтожая врага, показывали члены партизанского отряда Шайнин, Новиков, А.Л. Николенко, Лещенко, Хорина, В. Беленко (его водили по селу избитого в кровь, допытывались, где партизаны, но он не проронил ни слова), связ­ной Зайцев и другие.

5 февраля 1943 г. отряд освободил район от фашистских за­хватчиков и занял круговую оборону. Похороны погибших пар­тизан состоялись 14 февраля на братском кладбище с воинскими почестями.

После освобождения Александровки отряд влился в действую­щую Красную армию и освобождал города Азов и Ростов-на-Дону.

 



Изменено 20.05.2019