РОСТОВ ОСВОБОЖДЕННЫЙ

 Фронт приближался к Ростову. Главнокомандующий Вооружен­ными силами СССР приказал СКВО сформировать 56-ю отдельную армию для обороны Ростова-на-Дону, важнейшего пункта на пути к Кавказу. Враг рвался к Ростову, хотел захватить народное достоя­ние, фабрики и заводы, разрушить жилища, поработить советских людей.

Гитлеровские военачальники знали, что Ростов серьезно го­товится к защите, опоясываясь линиями оборонительных соору­жений, поэтому решили обойти его с севера и северо-востока, захватить переправы через Дон и таким образом захватить город -ключ к Кавказу. Это была одна из главных стратегических целей Гитлера.

Войска нашего Южного фронта, изнуренные предыдущими тяжелыми боями, просто не имели сил противостоять обходно­му маневру врага и одновременно защищать город. И поэтому существовавшей практически еще на бумаге 56-й отдельной армии было приказано прикрыть Ростов с запада и северо-запада. Формировавшиеся части сразу вступили в бой против рвущейся к городу 1-й танковой армии генерала Клейста. Силы были неравные. В 56-й армии не хватало артиллерии, но осо­бенно - авиации и танков, и все же, в ожесточенных боях воины новой армии не позволили гитлеровцам с ходу, как они хотели, захватить Ростов.

Подобные недостатки имелись и в других армиях Южного фронта. Удивительно и все же факт: один и тот же день, 17 ноября, стал для германских войск началом нового наступления на Ростов, а для советских войск - началом контрнаступления с севера, с тем чтобы выйти к Таганрогу и ликвидировать угрозу, нависшую над

Ростовом, Цели, как видим, противоположные, но сводились они к одному: за кем останутся «ворота Кавказа»?

17 ноября 1941 г. стал первым днем неравного боя с танками Клейста артиллеристов 606-го полка 317-й стрелковой дивизии под командованием лейтенанта С.А. Оганова. Клейст ломился напролом, и утром 19 ноября ввел в бой свежую 14-ю танковую дивизию, бросив ее в направлении на Большие Салы - поселок Орджоникидзе-Аксайская. Враг вышел к северной окраине Ро­стова.

20 ноября 1941 г. в 8 час. утра генерал Клейст, стремясь отре­зать войска 56-й армии от переправ, бросил в наступление три крупные группы танков на станицу Аксайскую, на северную окраи­ну Ростова и на Красный Город-сад. Для отражения этих атак в бой вступила только что прибывшая с Кубани 347-я стрелковая диви­зия. Треть боевых машин потеряли гитлеровцы в этот день и все же в 14 час. прорвали фронт 347-й дивизии.

21 ноября в 16 час. командарм 56-й Ф.Н.Ремезов сообщил глав­нокомандующему Юго-Западным направлением С.К.Тимошенко, что его войска оставили город Ростов и укрепляются на левом берегу Дона. Ростов, «ворота Кавказа», был в руках у Клейста. Но «ворота» оказались наглухо закрытыми. Через Дон гитлеровцы пе­рейти НЕ СМОГЛИ! Защитники Ростова, истекая кровью, из послед­них сил удерживали свои позиции. Одновременно с сообщением командарма 56-й Ф.Н. Ремезова о том, что его войска оставили Ро­стов, командующий Юго-Западным направлением С.К.Тимошенко получил донесение командарма 37-й А.И.Лопатина. Его части про­двинулись еще на 15 км в сторону Большекрепинской.

Одновременно с северо-запада с нарастающей силой навали­валась на гитлеровцев ударная группа Южного фронта, с востока готовилась к боям 56-я отдельная армия. Ставка приняла решение: отдать Ремезову три свежие стрелковые дивизии и три бригады.

Ростов тревожно замер. Здания зияли пустыми глазницами окон, многие дома превратились в развалины, пепелища. 25 ноя­бря С.К.Тимошенко докладывал И.В.Сталину об обстановке на За­падном направлении, что перегруппировка задерживается и на­ступление возобновится 27 ноября. Выслушав доклад, Верховный главнокомандующий подчеркнул: «Ростов во чтобы то ни стало нужно освободить!». 27 ноября наступление началось!

С рассветом 28 ноября 56-я армия, а также части 9-й пере­шли в наступление. 347-я и 343-я дивизии, форсировав Дон в те­чение ночи, повели уличные бои. Противник, цепляясь за каждый дом, забор, оказывал упорное сопротивление, но воля бойцов и командиров к победе сломила сопротивление врага. Противник, неся большие потери, оставлял улицу за улицей и к исходу дня, 29 ноября, окончательно был изгнан из Ростова.



Изменено 20.05.2019